Счастливы вопреки…


мама с дочкойНедавно мы публиковали историю с сайта Сиротству.нет о женщине, которая удочерила 7-летнюю Анечку без поддержки мужчины. Сегодня еще одна непростая история теперь уже неодинокой женщины…

«Галина (имя изменено) долго колебалась, стоит рассказывать свою историю. Слишком много боли пришлось ей претерпеть на пути к своей дочери … Непонимание, обман, оскорбления, сопротивление и … счастливый финал. «Возможно мой рассказ добавит кому-то веры, — говорит Галина. — Потому, что только вера помогла мне выстоять до конца».

«Я всегда представляла себя матерью, думала о том, как буду беременной, представляла, что буду чувствовать при этом. Но получилось иначе, — рассказывает Галина. — Когда я узнала о своих проблемах, я, конечно, начала лечиться. Шел месяц за месяцем, и каждый — длиной в жизнь. Поездки в клиники, встречи с врачами, вычеркивания дней в календаре … и снова выкидыш. Я устала и как-то раз просто не смогла переступить порог больницы. Тогда в подсознании начала вызревать мысль об усыновлении».

Родители Галины не были в восторге от этой идеи. Мама поддержала, а вот отец был против … Оба дружно проводили с дочкой воспитательные беседы по возрасту ребенка и убедили усыновить малыша около трех лет. С трехлетнего возраста можно было бы выявить психологические отклонения. Отец Галины — психиатр, и это было для него крайне принципиально. К тому же трехлетний ребенок может посещать детский сад, и Галине не пришлось бы оставлять работу. Она работала заместителем директора в частной компании. Ей нравилась ее работа.

«Документы я собрала быстро, — продолжает Галина. — Буквально сразу мне предложили посмотреть двухлетнюю девочку. Так я познакомилась с дочерью … Когда я приехала в детский дом, дети гуляли на улице. Каждый старался мне понравиться, а Ника стояла в сторонке и смотрела на меня своими грустными серыми глазами. Не могу передать, что происходит в душе, когда видишь маленького ребенка со взрослыми глазами. Забыть ее я уже не смогла.

Когда я приехала к ней через две недели, она меня узнала. Подбежала ко мне, я ее обняла, а она так нежно прижалась ко мне … Нам разрешили видеться. Неофициально — статуса у Ники не было.

Мы стали готовится к появлению в нашем доме нового члена семьи.  Приготовили вещи, кроватку выбрали и даже купили  постельное белье в Иваново. Малышку ждали с большим не терпеньем. Но не все в жизни так быстро происходит, как хочется…

Судебная волокита по лишению прав биологической матери затянулась на полгода. За это время мы с девочкой сроднились. Вдруг в детском доме мне начали рассказывать, что Ника мне не нужна. Что у нее якобы плохая наследственность, что мать у нее алкоголичка, и неизвестно, как проходила ее беременность, что девочка отстает в развитии … Кроме того оказалось, что на его усыновление выстроилась очередь. А у меня даже не было официального разрешения с ней видеться. И кого интересовало, что девочка называет меня мамой!

Накануне Нового года я отдала заявление в суд, просила опеку в суд, но … В Службу детей начали звонить (анонимно конечно) и рассказывать, что с меня будет плохая мама, мои родители против, что ребенок для меня — игрушка. Я долго думала, кто мог это сделать. О том, что я усыновляю ребенка, знали только самые близкие люди: родители, подруга и «любимый» (он же по совместительству мой начальник), который с самого начала был против усыновления. Мы много спорили на эту тему, но в конечном итоге, как мне показалось, он примирился с моим решением. Когда я рассказала ему о звонках в службу, он даже и глазом не моргнул. Был страшно возмущен, обвинил во всем мою подругу. Я ему поверила. А впоследствии он во всем признался. Пообещал, что такого больше не будет.

А дальше опять суды. В Службе мне сказали, что адвоката нанимать не стоит, что в зал заседаний его все равно не пустят. Говорили, что суд можно провести и по месту моего проживания, и по месту проживания ребенка. Обещали помочь оформить бумаги быстрее, если суд состоится в нашем городе. Я снова поверила … А время шло. Судебные заседания откладывались без всяких объяснений. Мое терпение было на пределе.

Очередной раз заседание перенесли из-за того, что судебный заседатель просто не явился в зал суда. И тогда судья «вдруг» вспомнила, что суд должен проводиться только по месту нахождения ребенка. До сих пор помню, как она мне сказала: «Вам просто не суждено усыновить ребенка. Надо смириться ». И тут я все поняла: судья оформляла документы на фирме, в которой я работала, а мой «любимый» — довольно влиятельный человек в городе.

Это был удар для меня. С «любимым» мы разошлись, а я начала действовать иначе. Обратилась к президенту, к премьер-министру, в Департамент по усыновлению. А помогла мне юрист детского дома, где находилась моя девочка. Я никогда не забуду Нину Ивановну … Ее мне сам Бог послал. Если бы не она, неизвестно, чем бы вся эта эпопея закончилась. Уже через две недели состоялся суд. Ребенка я забрала, в день, когда судья вынес решение в мою пользу.

С адаптацией у нас особых проблем не было. Первые месяцы Ника очень боялась, что я могу исчезнуть. Не отпускала мою руку даже во сне. А еще она очень боялась праздников: думала, что если ее хорошо одевают, то хотят отдать обратно в детский дом.

Скоро будет год, как мы с Никой вместе. Теперь мы — настоящая семья: я и мой родной, самый близкий в мире человечек. Бабушка и дедушка Нику обожают. В три года девочка умеет считать, знает буквы. Ничем не отличается от сверстниц. Только иногда ее взгляд становится серьезным …

Ника попала в детский дом когда ей было четыре месяца. Но говорит, что помнит своих биологических родителей. Время от времени она спрашивает у меня о них. В такие моменты она рассуждает, как взрослый человек. Мне даже немного страшно становится от того.

О том, что Ника — усыновленная, знают фактически только мои родители. Девочка внешне очень на меня похожа. Кроме того, так сложились обстоятельства, что в тот период, когда я ее усыновляла, умерла моя двоюродная сестра. У нее была маленькая дочь. Ее забрали другие родственники, но многие думают, что Ника — именно моя племянница. Я не стала это предположение отрицать.

В общем, мы никому не рассказываем, что Ника усыновлена. К сожалению, наше общество еще не готово адекватно воспринимать такие вещи. У меня не с бухты-барахты сложилось такое мнение.
Недавно Ника рассказала, что у них в саду появилась новая девочка Лиза: «У Лизы -мама и папа чужие. Ее никто не любит, ее называют «детдомовской». А я буду с ней дружить. Мне ее жаль ».

История взята с сайта: http://sirotstvy.net/



28 Февраль 2011.   Комментарии: 0.    Размещено в Истории с сайта Сиротству.Нет

Оставить комментарий или два

Реклама

Новости блога

Подписаться на блог Проследовать за мной в Twitter Присоединиться ко мне в FaceBook
Присоединиться ко мне в Вконтакте Смотреть мои видеозаписи на YouTube

Рубрики

Предыдущие записи