Валюшина семья


Сегодня на Нашей Крохе еще одна история с сайта Сиротству.нет, в которой родители делятся своими переживаниями, чувствами и радостью.

«Первое осознание того, что на свете есть дети, которые лишены родительского тепла, пришло к Марине в 13 лет. Таких деток она впервые увидела в больнице. И уже тогда, в своем фактически детском возрасте, приняла достаточно недетское решение — в будущем обязательно помочь хотя бы одному такому ребенку.

Валюша с мамой

Марина выросла, а решение ее только укрепилось. Встретив своего будущего мужа Александра (в то время Александр работал на предприятии, которое выпускало офисную мебель, а точнее диваны для офиса дешево. Можно сказать, что и Александр, и выпускаемая им продукция зарекомендовали себя хорошо 🙂  ), еще до бракосочетания она рассказала ему о своих планах. Он ничего не имел против. Два года назад пара начала собирать документы на усыновление.

«Документы мы собрали достаточно быстро, — рассказывает Марина. — В Службе по делам детей нам сказали что есть девочка, которая на тот момент находилась в больнице. Мы решили посмотреть на нее. Первая встреча? Обстановка была достаточно напряженной. Присутствовали три женщины по опеке, которые должны определить, что у нас с ребенком «произошел контакт». Нам вынесли Валюшу … Девочка была сонная, растерянная. В то время ей было чуть больше года ».

Биологическая мама Валюши родила ее в 16 лет. В тюрьме. При этом у девочки была бабушка и родная тетя (между прочим в то время студентка педагогического вуза). А от ребенка отказались. Просто взяли и отнесли чужим людям.

Валюша

«Я не могла принять этот факт, — продолжает Марина. — Просто не могла в это поверить: как можно отказаться от абсолютно здоровой, красивой детки? Мне в голове это не укладывалось … Я не могла с этим смириться.

Мы постоянно наведывались к Валюше и … ждали, что ее родственники одумаются и заберут девочку в семью. У нас уже подходил к концу срок действия документов. Сложилась довольно странная ситуация. Я словно хотела дать этим людям шанс — не брать грех на душу. Хотя могла бы проявить свой эгоизм и, так сказать, «вцепиться» в ребенка. Через три месяца я наконец поняла, что она никому не нужна. Тогда пришло окончательное осознание, что Валюша — наша. В августе мы забрали нашу девочку домой.

По адаптации. Сегодня, оглядываясь назад, я начинаю понимать, что были некоторые трудности. Хотя тогда мне казалось, что все нормально. Первую неделю Валюша не сходила с рук ни на минуту. Она не могла нормально спать, были проблемы с питанием (ведь у ребенка полностью изменился рацион). Однако все это быстро прошло. Хотя и сейчас бывают ситуации, моменты, когда я понимаю — возвращается ее «та жизнь». А то и осталась, и, вероятно, навсегда. Например, какая-то особая хватка — особая настойчивость в своих желаниях, действиях. Однако, думаю, это — нормально. Если бы не эта ее непокорность к окружающим обстоятельствам, Валюше было бы значительно сложнее пережить трудные времена. Ведь очевидно, что в таких обстоятельствах, в которых оказалась Валя, ей приходилось выживать … Теперь же наша задача — правильно направить эту ее особенность, помочь с выбором — за что стоит хвататься, так сказать ».

с папой

Вале было сложно уяснить понятие «мама». В детских домах это понятие не может быть адекватно сформировано. Там как? До обеда мама Оля, после обеда — мама Наташа (в зависимости чья смена). Каждый человек, так или иначе, скажем, проявляет к ним заботу, автоматически становится для них мамой.

«Вот и для Вали каждая врач, каждая медсестра была мамой — то есть Валюша так к ним обращалась, — рассказывает Марина. — Выходим мы гулять во двор с другими детками. Бегает там, например, Сережа у своей мамы: «Мама! Мама! «, Ну и наша Валя ей:« Мама! » Со стороны это наверное жутковато выглядело. Мы были готовы к таким ситуациям, а вот другие мамы чувствовали себя несколько растерянно.

Мы никоим образом не комплексовали по поводу усыновления. Наших друзей, знакомых, родственников мы готовили к этому событию постепенно. Причем делали это раньше — еще до того, как мы забрали Валю в семью. Это, на мой взгляд, очень правильно. Таким образом нам удалось избежать лишних разговоров, вопросов, взглядов, когда Валюша уже была с нами.

Мы ни у кого ничего не спрашивали — просто ставили перед фактом. Конечно, не все понимали, зачем мы это делаем: мол молодая пара, своих еще успеете; усыновление — это такой риск, гены и т.д. Типичные разговоры «на тему». Некоторые наоборот считали нас героями. А какие герои? Усыновление — это нормально! Просто есть два пути, которыми дети появляются в семье — через рождение и через усыновление. Вот и все … Обе крайности — как слишком положительное отношение к факту усыновления, так и резко отрицательное — одинаково недопустимы.

с мамой и папой

В некоторых случаях людям просто нужно было дать время, чтобы они самостоятельно пришли к пониманию того, что усыновление — это обычное дело. Бить себя в грудь, то кому-то доказывать — это неправильная тактика».

Интересный момент. Валюша посещает детский сад. Может кому-то покажется странным — казалось бы, ребенка только забрали из детского учреждения … Однако Марина уверена, что это очень удачный вариант: «Было заметно, что Валя очень скучает за коллективом, за детьми. Я видела ее глаза, когда мы проходили мимо детских площадок… Именно через детский сад она поняла, что такое дом. Она осознала разницу: есть детский сад, где она находится целый день, играет с детьми, ест, спит, и есть дом, куда ее забирают вечером, где ее ждет семья»

История взята с сайта: http://sirotstvy.net/



21 Февраль 2011.   Комментарии: 0.    Размещено в Истории с сайта Сиротству.Нет

Оставить комментарий или два

Реклама

Новости блога

Подписаться на блог Проследовать за мной в Twitter Присоединиться ко мне в FaceBook
Присоединиться ко мне в Вконтакте Смотреть мои видеозаписи на YouTube

Рубрики

Предыдущие записи