Они решили взять на себя ответственность. Часть 1


Историю  Татьяны и  Сергея можно начать так: они решили взять на себя ответственность  …

Они поженились через три месяца после знакомства. Далее семейные решения принимались совместно и так же быстро. Но вера в то, что решения правильные, вселяла в них уверенность.
Первым об усыновлении ребенка заговорил Сергей. Таня болела сахарным диабетом. Никто из врачей не гарантировал безопасность для здоровья женщины и ее будущего ребенка. Таня, хотя и хотела собственного младенца, идею усыновления подхватила. Мол, где-то в мире есть малыш, который тоже нуждается в любви. Решили взять темнокожего ребенка, потому что все, преимущественно, ищут маленьких беленьких, похожих на себя детей. Однако любовь нужна каждому, независимо от возраста, характера, цвета кожи.
Перед усыновлением Сергей и Таня обвенчались в Киево-Печерской лавре, а уже на следующий день супруги подали в отдел образования Галицкого района список документов на усыновление (до 2006 г. этим вопросом занимались отделы образования). Домой вернулись с фотографией «шоколадного зайца». Здесь новость восприняли в штыки. Но данное себе обещание будущие родители не нарушили и начали собирать документы на усыновление. Месяц пришлось ждать справку об отсутствии судимости, в то время как их будущий темнокожий сынок все еще находился в детском доме.

Но после предоставления всех медицинских справок, Таня и Сергей могли навещать малыша в детском дому. Во время первой встречи темнокожий Владислав не обратил внимания на будущих родителей. Зато, с каждой последующей встречей, ребенок все больше раскрывался. «За год мы осознали все наши чувства к мальчику: настолько он родной, что даже запах свой, казалось. Каждая клеточка его тела создана нами», — не скрывает своих чувств Татьяна.

Девичья красота покорила.

Владик подрастал здоровым и жизнерадостным, и молодые родители поняли, что их любви могло хватить еще на одного ребенка. Уже научены первым усыновлением, Таня и Сергей начали собирать следующий пакет документов (к счастью, информацию о детях не приходилось искать на форумах, досках объявлений или спец сайтах; служба по делам детей здорово помагала).
Работница Шевченковской районной службы по делам детей города Львова, предложила им форму приемной семьи. За несколько дней, Таня и Сергей приезжают в коммунальный детский дом № 1. Решили взять на воспитание двух детей старше 3-х лет. Зашли в группы и увидели Лику — трехлетнюю девочку с выразительными глазами. Каждый раз, когда они посещали Владика — Лика выбегала им навстречу. Тогда усыновить ее было невозможно, потому биологическая мама девочки находилась в местах лишения свободы.

Так уж прописано в законе. Прошло время, Лику по возрасту перевели в другой детский дом, а никто из родственников ее так и не забрал. Тогда Сергей и Таня поняли, что будут усыновлять именно Лику. Они уже выходили к воротам, обсуждая формальности, и тут во дворе их встретила длинноволосая девочка лет шести. За красавицу Лизу будущим родителям пришлось повоевать. Ребенок не имел статуса сироты, хотя никто из его родственников так и не нашелся. Только биологическая мать официально находилась в розыске. По настоянию Татьяны и Сергея ребенок официально получила статус сироты. Решение исполкома о передаче трехлетней Леки в семью, супруги получили на третью годовщину своей свадьбы. А документы о Елизавете пришли только в мае. К счастью, последние полгода девочка также жила рядом с новой семьей.

Сначала не все получалось. Жизнь Елизаветы и Лики в детском доме не могло пройти бесследно. Девочки не сразу поняли, что теперь они не в казенном доме, а в семье, где каждый помогает и любит друг друга. Но впоследствии стараниями родителей удалось наверстать упущенное в воспитании маленьких красавиц. «Мы чувствовали, что девочки — наши дети», — рассказывает Таня, — «но мысль о том, что мы могли воспитать намного более больше детей не покидала нас».
Они думали, что тепло родительского дома нужно и тем детям, родители которых временно в тюрьме, больнице, на заработках, и тому подобное. Если биологическая мама захочет вернуть своего ребенка — так и будет. Но почему этот переходный период мальчики и девочки должны жить с ограничениями? Таня стала думать о сиротах из многодетных семей. Мало кто решался усыновить сразу трое, четверо и более детей. Сергей понимал: создавать детский дом семейного типа надо на базе хотя бы маленького домика, но с собственным двориком. Детям нужно развиваться, иметь место для активного отдыха, видеть восход и закат. Тогда супруги обратились в городской совет со своей просьбой. Сразу же услышали от «дружелюбных» людей, которые обвинили их в желании заработать на детях. Но делать драму из этих обвинений не стали. «Когда мы отвечали, что таким же образом «зарабатывать» могла бы каждая семья, взяв на воспитание хотя бы одного сироту, спасая ее от проживания в учреждении, люди сразу же прекращали разговор на эту тему», — рассказывает Таня. Впоследствии, обвинений многодетная семья не слышала. Но и ответа из городского совета относительно помещения не поступало.



27 Апрель 2012.   Комментарии: 0.    Размещено в Истории с сайта Сиротству.Нет

Оставить комментарий или два

Реклама

Новости блога

Подписаться на блог Проследовать за мной в Twitter Присоединиться ко мне в FaceBook
Присоединиться ко мне в Вконтакте Смотреть мои видеозаписи на YouTube

Рубрики

Предыдущие записи