Когда появляются мысли об усыновлении?


истории усыновленияДоброго времени суток, дорогие наши читатели! Наверное, вы уже привыкли, что раз в неделю мы вместе читаем и узнаем еще одну историю с сайта Сиротству.нет. И сегодня не будет исключением. Сегодняшняя история о том, как одно несчастье подтолкнуло семью к обретению нового счастья. Вот эта история:

«Когда единственному сыну Марии и Григория было 22 года, они его потеряли … Автомобильная авария — и все, жизнь молодого, амбициозного, полного грез парня оборвалась. А вместе с ним в пропасть полетели сердца родителей. Состояние душевной пустоты, прострации … Хотелось умереть , а не жить.

Мужчина, очевидно, чтобы успокоить жену и себя, начал говорить об усыновлении. Тогда он часто повторял: «Мы обязательно возьмем ребенка». Они начали ходить в церковь, встретили монаха, который находил нужные ответы на их вопросы. Лекарства времени и веры в справедливость Всевышнего постепенно лечили душевные раны. Полтора, а может, и два года прошло с того страшного дня до момента, когда супруги решились на усыновление ребенка.

Мария стала замечать какие-то «сигналы»: то включит телевизор, а там — о создании детского дома семейного типа, то услышит от знакомых об усыновлении. И женщина поняла, что наконец пришло то время, когда можно начинать процесс. Документы собрали, а вот мальчика искали долго. Мария боялась, что не сможет полюбить его. Все-таки ребенок — это не кукла и не игрушка, это создание со своим миром и своими эмоциями.

3-летний Сережа был вторым, к кому они поехали знакомиться. В его медицинской карточке значился серьезный диагноз: идиопатическая эпилепсия. Но Мария не верила в наличие этой болезни. Эпилептиков она видела, и сыну приступы не были похожи на эпилептические, а скорее на то, что в народе называют ребенок «заходится». У Сергея была группа инвалидности, и позже родители провели обследование и сняли ее. Знакомые советовали оставить, якобы денежная помощь от государства не помешает, но Мария не хотела ставить ребенка, тем более, что в действительности мальчик здоров.

Адаптация проходила очень тяжело. Бывало такое, что Сережа полчаса плакал, и не просто плакал, а громко рыдал. Почему? Он не мог объяснить, что хочет, это мог быть плач без причины. Иногда мама не выдерживала, ложилась рядом и тоже плакала. Это продолжалось несколько месяцев. Еще долго сын называл домом дом ребенка, а их дом — работой. Когда Мария спросила его: «Куда пойдем: домой или на работу к маме?», Он всегда отвечал: «На работе». И только потом женщина поняла, что под «работой» он подразумевает их дом, то есть долгое время это жилище Сережа воспринимал как временное.

А через полгода женщина поняла, что сын все же за время пребывания в заведении привык к детям. Его отдали в садик. Сережа-ежик не сразу открылся, сначала за всеми наблюдал и только через некоторое время показал себя настоящего. Этот садик они называли хорошим, а в памяти мальчика жил еще тот, первый детский сад с плохими воспитательницами, как говорит Сергей. Мария еще не понимает, почему персонал дома ребенка предстает таким страшным в воображении сына.

Сейчас Сергею почти 8, он второклассник. Мама немного жалеет, что рано отдала сына в школу: все-таки 3 года жизни вне семьи сказались. Мария в декабре прошлого года уволилась, потому что решила, что сыну надо посвящать больше времени. Женщина поняла: никакие няни, даже опытные, не дадут ребенку того, что может дать она. Сейчас подтягивают обучения. Математика, английский язык (мальчик учится в специализированной школе) даются ему хорошо, а вот читать не хочется. Когда Сергей видит, сколько надо читать, его охватывает страх.

Родители понимают, насколько глубоко в каждом из нас сидят страхи из детства, особенно, у воспитанников домов ребенка, интернатов, поэтому дважды в неделю сына возят к психологу. Мальчику нужно помочь почувствовать себя раскованным. И это очень мудрое решение!

Не так давно Сережа начал просить у мамы родить ему братика. Мария при просмотре какого-то мультика или кинофильма объясняет сыну: «Так бывает, что у деток умирают или теряются мамы, и их забирают жить в детские дома, но они хотят иметь семью. И сейчас в таких заведениях мы ищем тебе братика, а может, братика с сестричкой ».

А однажды они вместе ехали в гости к сестре Григория, проезжали через дом, где родилась Мария, и у женщины с сыном состоялся такой разговор:
— Сережа, вон дом, в котором родилась мама.
— И папа там родился?
— Нет, папа родился в другом месте.
— И я?
— Нет, мама.
— А как выглядела моя мама?
— Я не понимаю твоего вопроса. Я твоя мама.

Конечно, в будущем они расскажут сыну о его происхождении, но Мария решила пока отложить этот разговор, слишком он мал, чтобы правильно все понять. Об усыновлении придется рассказать в любом случае, утаить — нереально. Не без того, что Сережа кто-то уже на эту тему сказал.

«Не надо бояться усыновления, — советует Мария. — Мысли о том, чтобы взять ребенка не приходят просто так, но если уж они зародились, надо спешить помочь. Многие считают это подвигом, благородным поступком. Но это не подвиг, это потребность души и сердца. Сережа сделал нас счастливыми, вернул к жизни! Мы катаемся на лыжах, мы ездим на море, мы ходим в гости и приглашаем в дом детей! Что бы с нами было, если бы не этот мальчик?

Раньше я днями просиживала на работе, выполняя никому не нужны, извините, глупые указания руководства. Когда шла с работы, мне говорили: «Как ты со своим темпераментом будешь сидеть дома?» А я сейчас занимаюсь сыном, никуда не спешу, но постоянно чем-то занята. Я счастлива!

Поэтому не надо бояться. Если в голову приходят мысли об усыновлении, спешите! »

История взята с сайта: http://sirotstvy.net



21 Март 2012.   Комментарии: 0.    Размещено в Истории с сайта Сиротству.Нет

Оставить комментарий или два

Реклама

Новости блога

Подписаться на блог Проследовать за мной в Twitter Присоединиться ко мне в FaceBook
Присоединиться ко мне в Вконтакте Смотреть мои видеозаписи на YouTube

Рубрики

Предыдущие записи